"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

15 декабря 2019

Вторник, 10 Августа 2010

«НАША ЮНОСТЬ СОВПАЛА С ВОЙНОЮ»

фото автора

В каком же красивом месте расположен дом Капитолины Филипповны Агапитовой! На другой стороне широкой улицы д. Бурдино, что в двух километрах от Обухова, напротив дома женщины, строений нет, поэтому, когда мы с ней беседовали на скамейке под окнами, изредка отвлекались на то, чтобы сказать слова восхищения местными пейзажами: крутой берег Пижмы, лес, Чёрное озеро, дубовая роща…
– Места здесь у нас – загляденье, недаром в последнее время сюда переезжает жить народ из разных уголков страны, старые дома обживают, новые строить хотят, – говорит Капитолина Филипповна, ветеран труда и Великой Отечественной войны. – Пусть живут, только чтобы новосёлы оказались хорошими людьми – не злыми, честными, непьющими. Если бы здоровье позволяло, я бы не задумывалась о том, что можно с нажитого места съехать, ведь дом, хоть и старый, да родной: мы с мужем его в 1950 году перестраивали из купленного здесь же строения.

Родилась я в д. Жуково Шарыгинского сельсовета в крестьянской семье, была четвёртым ребёнком, старше были Александр, Павел и Зоя, младше – Геннадий и Пётр. Родители воспитывали нас в добре, приучали с детства к деревенской работе. Я ведь ещё совсем маленькой была, когда на колхозную ферму стала ходить, чтобы помочь маме подоить вручную 15 коров. Для ребятишек в колхозе работы много было: на сенокосе трудились, пололи клевер, лён и даже яровые. С 13 лет начала я в уборочную страду жать, помню, всё пыталась за женщинами угнаться, выполнить норму взрослых. А уж с 14-ти меня косить брали. Работа, конечно, не была лёгкой, но разве столько тяжёлого труда легло на наши детские плечи в годы Великой Отечественной войны!
На фронт сначала призвали старших братьев, уже после того, как пришла похоронка на Павла, ушёл на борьбу с врагом и отец Филипп Константинович. Он пропал без вести под Сталинградом. Наш земляк А.М. Зыков, который случайно встретился с отцом во время одного из затиший между атаками, говорил, что сотни убитых и раненых людей не смогли вынести тогда с поля боя, так как был постоянный обстрел из пушек, шли нескончаемым потоком вражеские танки, и на гусеницах этих грозных машин были намотаны шинели и человеческая плоть…
В ноябре 1941 года мне исполнилось 15 лет, а в марте меня уже отправили на заготовку торфа в Оричевский район. Целыми днями, как говорится, холодные да голодные копали мы вручную торф в карьерах, которые постепенно углубляли до 4-5 метров. Давали нам на сутки 500 г хлеба в основном из кукурузной муки. Когда летом стали варить похлёбку из первых листочков капусты, так мы с таким аппетитом её съедали – хоть какая ни есть, а горячая еда! Копали карьер до тех пор, пока из земли вода не хлынет, а там уж убегать надо, если не хочешь в ледяной водице оказаться. Заболела я тогда сильно от работы в сырости, тело нарывами покрылось. Подлечили немного да опять на торф отправили. После восьми месяцев торфозаготовок вернулась домой, стала рядовой в колхозе, да только уже в декабре меня на лесоповал под Лальск послали. Попала я работать со сверстницами с Ижа (жив ли теперь кто из тех девчат?), труд наш был каторжный – где вы видели, чтобы нынче девчушки лес валили?
Но хоть условия проживания были неплохими (спали на нарах и полатях в бараках на набитых соломой матрацах, были для нас и баня, и прачечная, и больница небольшая), и денег немного давали. А вот когда перевели нас работать недалеко от Лузы, вот горюшка-то было: спали на голых досках, лес валили (бывало, такие сосны попадали, что вдвоём с напарницей Лидой обхватить не могли), тяжелейшие брёвна и брус грузили. За работу нам тогда не заплатили, и домой мы пешком 22 дня добирались без каких-либо запасов продуктов. После этого в Пижанке я выучилась на санитарку, и меня из колхоза больше на работу на сторону не посылали: в любой момент могла прийти повестка на фронт. Но Бог миловал, меня не призвали. Какие воспоминания у меня о Дне Победы? Огромная радость, слёзы скорби по погибшим, надежды на то, что жизнь наладится.
Кажется, что годы войны тянулись мучительно долго, а вот дальнейшая жизнь пролетела как одно мгновение: в 46-ом вышла замуж за фронтовика Аркадия Семёновича из Бурдино, был он человеком хорошим, работящим и рассудительным, работал, как и я, в колхозе. Пожили мы до того, как свой дом поставили, и с его родителями, и у тётки на квартире, потом личным хозяйством обзаводились, детей растили. Дочь Валентина теперь в Советске со своей семьёй живёт, часто меня навещает и к себе увозит, а сын Николай со мной живёт. Я уже семь лет вдова.
Из животных держу теперь только курочек, прошли те времена, когда скотины был полон двор! Я всё думаю, куда же это у человека силы с возрастом уходят? Ведь раньше проработаю день на ферме, ночью стирку затею или кошу – усталости не знаю. А теперь вот три борозды в грядках день делала, за цветами ухаживать не могу, свои любимые георгины нынче не посадила. Остались в палисаднике лилии да пионы – хоть они меня своим цветением порадуют.
Моя собеседница умолкает: бегут по её испещрённым морщинками щекам слёзы: тяжело дались вспоминания о юности, совпавшей с войной, о людях, с которыми в земной жизни уже не встретиться. А я думаю: какие же всё-таки сильные духом наши ветераны! Они и годы войны выстояли, и страну из пепелища подняли, и нас, своих детей и внуков, воспитывали так, чтобы мы умели преодолевать трудности, любили родную землю.

 




И ожил ткацкий стан в доме В.И. Панихиной

фото автора

В рамках общественной деятельности я много встречаюсь, разговариваю с людьми пенсионного возраста, ветеранами и часто восхищаюсь тем, какие это замечательные, энергичные, оптимистично настроенные люди, имеющие всевозможные увлечения!
Недавно я побывала в доме Валентины Ивановны и Николая Дмитриевича Панихиных, где застала хозяйку за необычным для нынешних времён занятием: женщина ткала за станом половики. Я, конечно же, сразу задала рукодельнице вопросы о том, где и когда она обучилась ткацкому ремеслу.


– Работать за ткацким станом меня научила моя мама Феклина Сергеевна Медведева. Она работала в артели (изначально это трудовое объединение располагалось на улице Набережной, на месте детского сада), где шили одежду, ремонтировали обувь, делали паклю, изготавливали верёвки, ткали на станках новину, – рассказала Валентина Ивановна. – Была при артели кузница, конюшня (на лошади мой дед Николай Романович отвозил изделия), а также общежитие. Я девчушкой ежедневно бегала к маме на работу, наблюдала за трудом женщин. На сидящих за ткацкими станами мастериц смотрела как на кудесниц: какими же должны быть ловкими руки, чтобы превратить тонкие ниточки в ткань! Потихоньку и сама приобщалась к ремеслу.
Потом, когда швейная мастерская была перенесена в верхнюю часть посёлка (сейчас на том месте пекарня), я стала работать в ней помощницей портнихи, ткацкое дело оставила. Прежде, чем началось строительство нового каменного здания Дома быта, швейный цех переезжал в двухэтажное здание, располагавшееся на месте Дома культуры, потом на улицу Советскую ниже отделения почтовой связи.
Валентина Ивановна выразила надежду, что будут собраны воедино все исторические сведения о развитии бытового обслуживания населения, работавших в этой сфере людей, которые были влюблены в своё дело, работали на благо района и его жителей.
После работы в мастерской по изготовлению швейных изделий В.И. Панихина более тридцати лет возглавляла отдел ЗАГС. Ткацким ремеслом, которому обучилась в молодости, вновь решила заняться уже после выхода на заслуженный отдых. Теперь часто усаживается за собранный по частицам стан, чтобы ткать половики. Работа требует проявления внимания, усидчивости, настойчивости, но этого трудолюбивой Валентине Ивановне не занимать, воспитывали они с супругом эти качества у детей Галины и Александра, теперь «передают по наследству» внукам и правнукам.
– Ещё полвека назад ткацкие станы стояли чуть ли не в каждом доме, теперь же они – редкость, как и люди, умеющие на них работать и знающие название составных частей станка, – говорит Валентина Ивановна. – Да и половики всё реже можно встретить в домах – модными стали ковры да паласы. Но ведь в их изготовление, как говорится, не вложена душа и тепло рук мастерицы. Хочется верить, что молодые женщины заинтересуются этим ремеслом, переймут опыт у нас, старшего поколения. И оживут в домах рукодельниц ткацкие станы.
Я поддерживаю надежды этой общительной женщины, а ей самой желаю, прежде всего, здоровья и творчества в дорогом сердцу ремесле.

 

 




ОТКЛИКНИТЕСЬ, РОДНЫЕ ПОГИБШИХ!

ВойнаЯ обращаюсь к вам, дети и внуки кировчан, воевавших на Волховском фронте, в 377-й стрелковой дивизии. Возможно, вас заинтересует книга «Мои родные Садырины». В ней я рассказываю о своём отце – Василии Александровиче Садырине. В годы Великой Отечественной войны вместе с земляками он сражался с врагом в 933 артполку 377-й стрелковой дивизии. Дивизия на 80% состояла из уроженцев Челябинской, Свердловской, Кировской областей и Башкирской АССР. В её состав входили 1247, 1249, 1251 стрелковые полки и 933-й артполк.
Мне удалось проследить боевой путь отца с декабря 1941 года по 13 марта 1944 года. В этот день его не стало: он пропал без вести на западном берегу Нарвы.
Сегодня я знаю, где и как шёл этот последний для отца и его товарищей бой. И помогли мне в этом архивы, библиотеки, друзья-журналисты, бывшие фронтовики и многие другие отзывчивые люди.

Я думаю и хочу верить в то, что родственники, дети и внуки погибших воинов 377-й стрелковой дивизии откликнутся. И, возможно, мы встретимся с ними. Кто же ещё воевал вместе с моим отцом и погиб? Откликнитесь, родные погибших!
ПИЖАНСКИЙ РАЙОН ( «КНИГА ПАМЯТИ», т. 9)
Емельянов Григорий Игнатьевич, 1909 г. р., уроженец д. Хорошавино, стрелок 1249 с.п. 377 с.д. Умер от ран 11.01.1942 г. в 455 МСБ в д. Мыслово Киришского р-на Ленинградской области.
Журавлёв Михаил Алексеевич, 1903 г. р., д. Гагары, стрелок 1249 с.п. 377 с.д., погиб в бою 01.04. 1942 г., захоронен в д. Заречная Киришского р-на Ленинградской области.
Зверев Кузьма Самойлович, 1905 г.р., д. Зиничи, стрелок 1247 с.п., погиб в бою 20.02.1943 г. в г. Волхове.
Зыков Василий Степанович, 1901 г.р., д. Ваничи, зам. политрука 1247 с.п., погиб в бою 29.12.1941 г., захоронен в с. Мыслово Ленинградской области.
Зыков Михаил Иванович,1910 г.р., уроженец д. Красная Горка, стрелок 1251 с.п. 377 с.д., погиб 29.12.1941 г., захоронен в с. Мысловка Ленинградской области.
Зыков Пётр Романович, 1901 г.р., д. Ерши, стрелок 1249 с.п., умер 29.12.1941 г., захоронен у дороги сев.-зап. ст. Бугодощь Киришского р-на Ленинградской области.
Лаптев Алексей Ефимович, 1905 г.р., д. Лаптево, стрелок 1249 с.п. 4 Армии, умер от ран 07.01.1942 г., захоронен в с. Мыслино Болховского р-на Орловской области.
Лежнин Алексей Митрофанович, 1916 г.р., д. Малахово, санинструктор 1249 с.п. 377 с.д., погиб в бою 29.07.1942 г., захоронен в с. Михалёво Чудовского р-на Новгородской области.
Мотовилов Егор Васильевич, 1915 г.р., д. Высоково, сержант, командир отделения 933 артполка, погиб в бою 13.04.1942 г., захоронен на юго-востоке д. Цегубово Чудовского р-на Новгородской области.
Мотовилов Константин Тимофеевич, 1909 г.р., д. Лукино, пулемётчик 1247 с.п., пропал без вести в январе 1942 г.
Мотовилов Павел Макарович, 1909 г.р., д. Будилово, стрелок 1247 с.п., погиб в бою 15.01.1942 г., захоронен у р. Волхов Ленинградской области.
Протасов Василий Дмитриевич, 1918 г.р., д. Сидики, стрелок 1251 с.п., пропал без вести в январе 1945 г.
Репин Сергей Павлович, 1904 г.р., д. Шуда, стрелок 1249 с.п., убит в бою в январе 1942 г., захоронен в с. Мыслово Ленинградской области.
Рычков Алексей Павлович, 1906 г.р., д. Нагуша, миномётчик 1251 с.п., пропал без вести в феврале 1942 г.
Сегаль Исаак Янкелевич, 1904 г.р, ур-ц г. Десна Белоруссии., проживал в Обуховском с/с., стрелок 1249 с.п., умер от ран 30.12.1941 г., захоронен в д. Мыслово Киришского р-на Ленинградской области.
Усатов Василий Павлович, 1920 г.р., д. Макаровка, стрелок 1247 с.п., погиб в бою в декабре 1941 г., захоронение не установлено.
Христолюбов Иван Григорьевич, 1900 г.р., д. Подгорная, стрелок 1251 с.п. 377 с.д., погиб в бою 22.10.1944 г., захоронен южнее 3 км д. Поддубье, Латвия.
Шустов Николай Михайлович, 1907 г.р., д. Русская Шуйма, стрелок 1251 с.п. 377 с.д., погиб в бою 25.12.1941 г., захоронен в д. Новинки Ленинградской области.
Б. САДЫРИН.
(Контактные данные есть в редакции газеты «Сельские вести»).