"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

21 ноября 2018

Исчезла на земле – не исчезла в памяти

В основной школе д. Ахманово на протяжении многих лет работает краеведческий музей. В нём собраны различные материалы по истории родного края, в том числе сведения о деревнях – как исчезнувших, так и существующих до сих пор.

Тихо и незаметно время стёрло с лица земли деревню Кремлёнки Ахмановского сельского совета. Информация о ней, сохранившаяся в музее, в целом основана на воспоминаниях местных жителей.
Какие же яркие воспоминания сохранили они в своей душе! И недаром. Ведь это их детство и юность. И думается: а если бы эта деревня жила и сейчас! Не смотрели бы мы, проезжая мимо, на заросшие бурьяном поля и луга, а вечернюю дорогу освещали бы радостные «глаза» жилых домов, желающих путникам доброго пути. Всё это могло бы быть. Могло бы...

Из воспоминаний Г.П. Полушиной:
– Поблизости находились деревни Кремлёнки, Кутейники, Канашёнки, где располагались три конных двора, ферма КРС, овцеферма, зерновые склады и сараи. В Кремлёнках было 12 домов и в большинстве из них жили семьи трёх фамилий: Куклиных, Полушиных и Протасовых. В 1934 году образовался колхоз «Пробуждение», а в 1951-м он объединился с «Ахмановским».
В 1953 году в деревне появилась начальная школа. Первыми учителями были А.А. Куклина и Т.Е. Тараева. Школа располагалась в двух зданиях. В те времена в семьях воспитывалось по пять и более ребятишек, а в семье Куклиных их было 12. Жили они очень бедно. Младшие донашивали то, что оставалось от старших. А когда варили картошку, то каждый помечал свою картофелину особой меткой, чтобы никто чужой не съел. После начальной школы ребят отправляли учиться в Ахманово. Возили на лошадях, так как расстояние было более шести километров. Жили в интернате, а домой забирали только на каникулы.
Из воспоминаний А.Я. Протасовой (Куклиной):
– Когда началась война, мне было 14 лет. В первые же её дни отца забрали на фронт. Мне дали его лошадь, и я стала возить зерно. Кроме этого, работала на комбайне, на копнителе. Вместе с другими ребятами полола, раскидывала навоз на полях. За это бригадир угощал нас мёдом. Летом мы сгребали, накладывали на волокуши сено, ломали и возили ветки для овец. Всю тяжёлую работу выполняли наравне со взрослыми. Отец с войны так и не вернулся.

Из воспоминаний А.А. Ефремовой:
– Первый и второй классы я заканчивала в Ахманове, а с третьего стала учиться в Кремлёнках. Книг на всех не хватало, поэтому делили одну на двоих. Уроки учили при лучине, которую щипали от берёзовых поленьев: берёза меньше дымила. К праздникам мама заставляла нас отскребать сажу от стен и потолка и всё промывать. Постель делали из мешковины, матрацы набивали соломой и стелили на пол. Простыней и подушек тоже не было. Под головы подкладывали фуфайки.
Скота держали немного: нечем было кормить. В августе 1941 года отца забрали на фронт. Он воевал год и четыре месяца. Погиб под Москвой.
Трудно пришлось в военные годы. Еды не было, да ещё с людей собирали налоги. Наша семья сдавала крахмал, выжимки нам возвращали. Маленький братик Ванюшка постоянно просил есть. Около нашей деревни росло много земляники. Мы с ребятами её собирали, а взрослые продавали. На вырученные деньги покупали хлеб.
Однажды, когда я стирала бельё на реке, увидела волка: он бежал по деревне, схватил гуся и бросился наутёк. Я долго ещё сидела у реки, боялась возвращаться.

Ушедшие в небытие русские деревни. Сколько их? Десятки? Сотни? Тысячи? Давайте же не будем Иванами, не помнящими родства. Пусть не под силу нам вернуть исчезнувшие деревни на карту района, но мы можем сохранить память о них в наших сердцах, о тех, кто строил, пахал, воевал за наше настоящее и будущее.


У вас недостаточно прав для комментирования.