"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

18 ноября 2018

Как живёшь, УРБЁЖ?

Последний раз в самой крайней точке района я была 11 лет назад, так же в пору бабьего лета. Осень уже внесла свои краски в изумрудную зелень травы и листвы. У пустующих домов цветёт золотой шар, пламенеет рябина, гроздья которой спустились до самой земли, поспевает тёрн – синими ягодами усыпан весь куст. Вот будет птицам угощение! Красота здешних мест ничуть не изменилась, а вот жизнь очень...
За это время количество хозяйств в деревне уменьшилось в четыре раза, а количество жителей – почти в 10.

ЗДЕСЬ РОДИЛИСЬ, ЗДЕСЬ И ПРИГОДИЛИСЬ
Деревенская улица, уже более десятка лет ставшая односторонней, в центре заросла бурьяном и стала совсем не проезжей и с трудом проходимой. Сложно представить, что в деревне было несколько ферм: держали крупный рогатый скот, телят, поросят и лошадей. Работали начальная школа, детский сад, клуб, библиотека, магазин, хотя вот как раз его представить можно, здание сохранилось и даже вывеска осталась.
Пытаюсь вспомнить, где живут Анатолий Аркадьевич и Лариса Николаевна Михеевы, самые молодые жители Урбёжа. Вот их деревянный дом, обкошенная усадьба, палисадник с георгинами. Открываю калитку, петух издаёт предупреждающий клич об опасности – тишина, а я с сожалением смотрю на замок – дома никого нет.
Соседи сообщили мне, что Михеевы переехали жить в родительский дом, что находится на другом конце улицы, а здесь держат кур, и осталось имущество, которое не успели перевезти.
Я знакомлюсь с моими собеседниками. Это бывшие труженики урбёжского отделения совхоза «Казаковский», которое раньше было в хозяйстве одним из лучших, Николай Владимирович Михеев и Любовь Николаевна Попова. Сегодня в Урбёже это самая большая семья, вместе с ними живут два сына, Владимир и Денис, после окончания коррекционной школы они вернулись в родной дом. Супруги держат небольшое хозяйство и огород. Козочки дают молочко, а огород одаривает овощами. Заготавливают берёзовые веники и сдают их по 15 рублей за штуку в Уржум, иногда помогают кому-то расколоть дрова или выполнить другую работу по хозяйству. Какой-никакой, а заработок. Хозяин рассказывает, что в доме требуется ремонт, да и колодец совсем «пропал». За водой ходят на ключ, который находится недалеко от дома.
Пасечница.ПАСЕЧНИЦА
Следую дальше и останавливаюсь у очередной обкошенной усадьбы. Подхожу к дому и чувствую сладкий запах мёда и восковых рамок. З.И. Юрьева – пчеловод с тридцатилетним стажем.
– А мёд продаёте? – интересуюсь я.
– Да в основном держу пчёл для себя и родственников, их у меня много: два брата, две сестры, племянники, четыре дочки, зятья, внуки.
– А сами любите этот ценный продукт?
– Раньше любила, а сейчас не хочу, так... редко... зимой чай с мёдом попью.
– Труд пчеловода нелёгкий, как справляетесь?
– Привыкла уже, весной трудно, когда роятся. Да я же не одна с ними вожусь, дочка помогает, внуки.
Коренная жительница Урбёжа последние годы живёт в родной деревне только летом, а зимой уезжает к дочерям (две живут в Кирове, две – в Казакове).
«Деревня у нас была очень красивая, люди жили трудолюбивые и дружные. Гулянья собирались на Петров и Духов день, пели, плясали. Иногда праздник заканчивался дракой, – рассказывает Зинаида Ивановна. – Молодёжь начала уезжать в 1995-96 годах, за ними потянулись люди постарше».
Пожилому человеку жить здесь сложно, особенно зимой. Хоть дорогу нынче до деревни и прогребали, но и до дома надо тропинку прочистить, до магазина шесть километров преодолеть, а не дай Бог заболеешь...
Поэтому приезжает в Урбёж Зинаида Ивановна в марте, занимается рассадой и своими крылатыми труженицами. А покидает родные места, как закончатся огородные работы.
Прощаясь, женщина показала дорогу до Михеевых, в объезд деревни. Она рассказала, что в Урбёже ещё живёт Зоя Григорьевна Леухина с сыном. Она самая пожилая жительница.
ВОТ ТАКОЙ ОН,  МЕСТНЫЙ ПЕРЧИК

Ларису Николаевну Михееву вместе с дочкой Наташей я за- стала во дворе. Они перебирали грузди, их в эту пору здесь хоть косой коси и далеко ходить не надо – берёзовые перелески совсем рядом. Женщины ловко промывали белые упругие чашки грибов, а хозяйка приговаривала: «Надо позвонить девчонкам в Казаково, пусть напомнят мне, как засолить, там у нас все грибы заготавливать умеют».
Я присаживаюсь на скамеечку и интересуюсь жизнью в деревне. «Хорошо мы живём, это вы там, в райцентре, с утра спешите на работу, а наш режим дня зависит от хозяйства», – говорит моя собеседница.
А хозяйство у Михеевых немалое, забота о домашних питомцах требует много времени и сил. Хозяева держат ещё и лошадь, это на случай, если дорогу вовремя не прогребут. Лариса Николаевна с любовью рассказывает о красоте своей малой родины, о соседях. Одна из них живёт в двух километрах, в д. Медведево, летом держит пасеку, на зиму перебирается в город. «Вчера у нас в гостях была, вот к ней съездите! Какая красота на её усадьбе!» – предлагает она. (Но проехать до пасечницы мы, к сожалению, не смогли, дорога подвела).
А кто же здесь местный Перчик, думаете вы. Это мопс, что радостным лаем встречал и провожал нас. Он даже нашего водителя не оставил равнодушным, Александр Иванович вышел и дружески потрепал его за шею. Перчик был не против знакомства. «Это наш любимчик, живёт дома, он у нас ещё маленький», – уже прощаясь, рассказывает жительница Урбёжа.
Жить в глубинке урбёжцы приспособились. Но сколько ещё проживёт деревня – не знает никто.


У вас недостаточно прав для комментирования.