"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

02 декабря 2020

На помосте

Вадим проснулся задолго до подъёма. Спать не хотелось, хотя почти всю ночь провёл без сна. Вчера он получил из дома письмо, в котором мать крупными печатными буквами писала:
«Сынок, я не хотела тебя расстраивать, но больше ждать нельзя. Вот уже два месяца отец не встаёт с постели, даже повернуться не может. Думали, пройдёт, а теперь поняли – надеяться напрасно. Операцию делать не вытерпит. Ждёт тебя, приезжай, простись с ним. Я бы и телеграмму дала, да военкомат далеко, заверить негде. Машины туда не ходят, дорогу замело, а пешком идти не могу. Сходи к командиру, объясни ему, поймёт, отпустит хоть ненадолго».
Лёжа в постели, Вадим перебирал в памяти разговор с майором. Командир роты был пожилой, грузноватый. Он хорошо знал Вятский край. Здесь родился, отсюда пошёл на войну. В нерабочей обстановке Вадима звал земляком, любил поговорить о доме...
Увидев в дверях солдата, обрадовался.
– Здравствуй, земляк. Садись, рассказывай, с чем пришёл.
Вадим подал письмо.
– Да, неважные у тебя дела. Я понимаю, но чтобы ходатайствовать перед командиром части, нужна заверенная телеграмма. Формальность, конечно, но что поделаешь – устав. Впрочем, есть выход, – вдруг оживился он. – Через два дня первенство по тяжёлой атлетике. Ты ведь выступаешь? Тогда всё будет зависеть от тебя. Выиграешь первенство – поедешь в отпуск. Поощрительный.
Не думал Вадим, что так обернётся разговор. Выступать на соревнованиях с таким настроением, да ещё и выиграть. Он хорошо знал своих противников. Николай Горев из Костромы, Юрий Черкасов из Тюмени – крепкие орешки, давно первый разряд выполняют. Особенно Горев. Невысокого роста, весь в «узлах» мышц, он не пропускал ни одной тренировки.
Два дня Вадим провёл, словно в полусне. Мысли о доме не выходили из головы. На взвешивании оказалось – потерял два килограмма. От бессонных ночей кружилась голова, чувствовалась физическая усталость.
...До соревнований остался час. Вадим вышел на улицу, стараясь отвлечься. Усталость не проходила.
Спортивный зал набит до отказа. Взгляды: одни подбадривающие, желающие удачи, другие – наоборот. Вадим лёг на скамейку, закрыл глаза.
После первого движения лидеров осталось трое: Горев, Жуков Иван из третьей роты и Вадим. Первые подходы у всех заказаны одинаковые. Выжав 90 килограммов, сошёл Жуков, Вадим и Горев остановились на 95.
– Неплохо, – подумал Вадим, – на 7,5 килограмма выше первого разряда.
Но угнетало другое: костромич не отстал ни на грамм, а выиграть надо.
Второе движение – рывок, прошёл для Вадима неудачно. Штанга была уже над головой, а удержать не смог. Неожиданно, вырвав 95 килограммов, сравнялся Жуков.
Осталось решающее движение троеборья – толчок. Основных противников трое: Жуков и Вадим с одинаковой суммой, Горев – на 2,5 килограмма впереди.
Усталость сковывала Вадима. Руки стали непослушными, ноги словно одеревенели. Пот заливал глаза, тонкими струйками стекал по спине. Горев, наоборот, был бодр. Разминочные веса поднимал легко, технично. Чувствовалось – к соревнованиям готовился на совесть. Вадим понял, что только чудо поможет выиграть ему сегодня.
120 килограммов оказались пределом для Жукова, Горев зафиксировал их с первой попытки. Вадим пропустил, такой вес ему не давал победы. Горев закончил 125 килограммами. Чтобы выиграть, надо толкнуть 130, а такой вес был пределом для Вадима даже тогда, когда был в лучшей спортивной форме.
– Надо толкнуть, надо, – настраивал себя Вадим.
После вызова пошёл на помост. Ладони вспотели, даже магнезия полностью не просушила их. Продумал движение.
– Хват в замок, – вспоминал он, – развернуть ступни и провести энергичный подрыв...
Штанга с чугунными «блинами» казалась тяжёлой, устрашающей.
Услышав звук от падения металла, Вадим ещё не сообразил, что произошло. Оказалось, что потные руки не удержали грифа и в момент подрыва штанга выскользнула. Неудача. Осталось две попытки. Во время трёхминутного отдыха к Вадиму подошёл майор.
– Не волнуйся, – проговорил он. – Возьми себя в руки, ведь можешь, я знаю... Ну, давай смелее, ты же солдат...
От ободряющих слов командира оцепенение прошло. Вадим чувствовал, как тело становится прежним, мышцы послушными. Готовясь к подходу, взглянул в зал. Товарищи по службе смотрели на него с сочувствием, желали удачи. Плотно сложив пальцы, Вадим крепко обхватил чеканный гриф. Мгновение – и штанга оказалась на груди, а затем на вытянутых руках.
Зал аплодировал.
(1968 г.).


У вас недостаточно прав для комментирования.