"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

02 декабря 2020

В гостях у Марии Степановны

Мария Степановна Журавлёва из с. ОбуховоВ один из мартовских дней журналистская судьба привела меня в Обухово.

По указанному в администрации сельского поселения адресу мы с водителем отправились на поиски нужного нам дома. Крутой поворот, ещё поворот и вот мы на месте. Возле дверей небольшого аккуратного домика копошилась бабушка и внимательно разглядывала неспешно приближающуюся к ней незнакомку (то есть меня).
– Здравствуйте, – как можно радушней поприветствовала я женщину.
– Чем могу помочь? – спросила она.
– Вас как зовут?
– Мария Степановна я. А ты ищешь что ль кого?
– Именно Вас-то я и разыскиваю. Я корреспондент районной газеты, приехала с Вами побеседовать.
Узнав цель моего появления, бабушка пригласила в дом, где рассказала свою историю.


– Спрашиваешь про жизнь, а не описать её, жизнь-то мою. Перенести всё это надо, – говорит моя новая знакомая.
Родилась М.С. ЖУРАВЛЁВА в далёком 1937 году в д. Старые Щеглята в многодетной крестьянской семье. Отец и мать работали в колхозе, любили во всём порядок и своих детей приучали к нему с малых лет. Хотя девочка и не была старшей среди братьев и сестёр, но во всём старалась быть опорой и поддержкой для родителей. 
«Беззаботной мою жизнь не назовёшь, потрудиться ой как пришлось, – вспоминает моя собеседница. – Быть самостоятельной меня заставила жизнь. У родителей нас семеро было. С детства с домашним хозяйством умела управляться. И родительскому слову не перечила, старших уважала и почитала, ведь старики на своём веку много чего повидали. Плохого не посоветуют. Нас, деревен-ских, всегда учили родителей слушаться, так и я сына воспитывала, об этом и внукам своим говорю».
Когда началась война, Маше было всего четыре года. Маленькая худенькая девочка – одна из тысяч детей, на плечи которых легла тяжесть военных лет. Отец Степан Григорьевич хлебнул военных тягот на Финской, Японской и Великой Отечественной. А братья, ушедшие на фронт, так и не вернулись домой.
В военную пору с каждым месяцем становилось всё голоднее. У Марии, как впрочем и у других деревенских ребятишек, была заветная мечта – наесться досыта хлеба. «Мама варила нам гнилую картошку и всем выделяла долю, бывало, кому-то и не хватало. Тогда она отдавала свою порцию, а ведь ей надо было идти на работу», – со слезами на глазах вспоминает женщина.
После войны Степан Григорьевич работал кладовщиком. И что там произошло, рассказчица толком объяснить не смогла, но его посадили за недостачу. Дали полтора года. Спустя 12 месяцев он умер от дизентерии...
Так сложилось, что учиться грамоте Марии довелось всего три дня. К восьми годам она уже вовсю трудилась на колхозных полях. Умела жать, снопы вязать, на сенокосе управляться.
Три зимы подряд отправляли Марию с подругами на лесоповал рубить сучья. Это был тяжёлый труд, не женский, тем более не для девчонок. «Снарядиться нелегко было, одежонка ветхая, а обувки совсем никакой. Мать кое-как телогрейку да платок тёплый справила. Котомку с провизией за плечи – с тем и отправила на работу», – вспоминает труженица.
Из своих восьмидесяти лет она большую часть жизни отдала животноводству. В шестнадцать Марию определили на ферму дояркой. О своей работе вспоминает со слезами на глазах, ведь не только вся жизнь её проходила в труде и заботах, но и здоровье было подорвано тем, что и поила, и кормила, и доила она своих бурёнок вручную, а воду в то время на коромысле с речки носила.
«Было и такое: мороз, ветер или дождь идёт, а мы черпаем воду голыми руками, – вспоминает Мария Степановна, – чаще всего приходилось это делать на коленях, одежда зимой колом вставала. Придёшь на ферму, у печки чуток отогреешься, и дальше бежишь». Проработав на ферме многие годы, Мария Степановна пользовалась большим уважением, в том числе и руководства.
Затем устроилась в школу техслужащей, а после выхода на заслуженный отдых ещё семь лет отработала телятницей. Неоднократно трудолюбивая женщина была отмечена почётными грамотами и благодарственными письмами.
До чего же приятно вспомнить самые прекрасные годы жизни! На 30-м году Мария встретила Николая. С будущим супругом её познакомила хорошая знакомая. Скромная девушка ему сразу приглянулась. Как признаётся моя героиня, Николай ей тоже понравился. Так и завязалась их дружба.
Спустя несколько месяцев сыграли свадьбу. Так Мария оказалась в Обухове. Несмотря на огромную занятость на работе и рождение сына Сергея Мария Степановна всё успевала. Видимо, сказывалось деревенское, наполненное трудом детство, да и природные активность и жизнелюбие. Вставала очень рано, чтобы приготовить обед и скот накормить. В доме царили чистота и порядок. Бытовой техники тогда никакой не было, и стирать приходилось вручную. К тому же супруги держали большое хозяйство.
Как и в любой семье, случалось всякое. Как оказалось, характер у Николая был не сахар. Но, научившись уступать друг другу, супруги прожили вместе много лет. В 1995 году его не стало. С тех пор основной груз домашних забот полностью лёг на женские плечи. В минуты отдыха пенсионерка читает, смотрит телевизор и всегда находится в курсе событий.
И всё же самое главное сегодня в жизни пожилой женщины – семья её сына, внуки, о которых заботливая бабушка готова говорить сутки напролёт.
«Сын меня зовёт к себе в Киров, но я не соглашаюсь: пока могу сама управляться, никуда не поеду. Да и как дом бросить, когда вокруг всё родное, тут ведь вся жизнь прошла?! А вот сердце, действительно, щемит, когда выйду на улицу, а вокруг ни души: все мои соседи погорели, от бывших дворов ничего не осталось», – с грустью говорит бабушка.
Естественно, Сергей, по мере возможностей, помогает маме, да и внуки на подхвате. Все они с удовольствием проводят отпуска и летние каникулы в Обухове. Свежий воздух, лес, речка, ласковые глаза и руки родного человека… Что может быть лучше?
Слушая рассказ моей героини о днях давно минувших, я невольно ловила себя на мысли, что, несмотря на многие трудности, женщина говорила о своей жизни без сожаления. В её голосе чувствовались доброта и признательность за то, что к ней пришли, навестили, не забыли...
...Я прощаюсь со своей новой знакомой, как с давней хорошей приятельницей. Пусть Господь возблагодарит вас, Мария Степановна, за все труды и невзгоды здоровьем, покоем и радостью!

 


У вас недостаточно прав для комментирования.