"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

11 декабря 2018

ДЕРЕВНЯ ТАРАКАНОВО

МАКСИВОЛОК – РОД МАКСИМА

фото автораДавно это было – примерно на рубеже XV и XVI веков. Среди дремучих лесов, на берегу маленькой речки Вюленер, стояла марийская деревенька Вюленер. Её жители занимались скотоводством, охотой и пчеловодством. На отвоёванных у леса клочках земли по берегам реки сеяли рожь, овёс и коноплю. Старейшим жителем Вюленера был седой, крепкий ещё старик по имени Ошай, а самая большая в деревне семья была у старого Максима, маленького роста и чёрного лицом мужика.

У него было пятеро женатых сыновей, таких же, как он, крепких, маленьких, чёрных. Во дворе Максима стояли две лошади, три коровы, десять овец, а вот земли было мало. Хлеба и конопли не хватало на большую семью. Думал, думал Максим и решил ехать с семьёй подальше в лес, искать места с удобной для пашни землёй.
Весной, как только посеяли хлеб, оставил Максим в доме старшего сына с невесткой и внуками, а сам с остальными членами семьи отправился в путь. Долго шли они по лесу, два раза в дороге кормили скот и отдыхали. Подходящего места всё не попадалось: то поляна хорошая встретится, да речки нет, то речка есть, да кругом болото. Наконец, перед заходом солнца пришли на берег речки, похожей на Вюленер. Была там удобная поляна, высокие стройные сосны, годные для постройки домов.
– Вот здесь будем жить, – сказал Максим. – Каждому по дому построим, и будет у нас своя деревня Максиволок (род Максима).
На следующее утро вспахали поляну, засеяли её овсом и коноплёй и принялись строить дома. Через две недели справили новоселье.
Однажды под утро вышел Максим на берег речки и вдруг слышит, что где-то недалеко петухи поют. Отметил веткой направление и спать пошёл. На другое утро, вновь услышав пение петухов, пошёл старик на звук по лесу, делая топором отметки на деревьях, и вскоре вышел к деревне. Решил узнать, кто в ней живёт, осторожно подошёл к крайнему дому, видит: кто-то изгородь чинит. Пригляделся и ахнул: это же старый Ошай! Значит, и деревня – Вюленер!
...Через несколько лет русские чиновники из города Яранска ездили по деревням, записывали жителей, считали дворы, накладывали ясак (налог), при этом часто давали деревням новые названия. Так, деревню Вюленер назвали Ошаево, по имени старого Ошая, а Максиволок – Тараканово (или Тараканёнки) в насмешку над Максимом за его маленький рост и чёрный цвет лица.

 

ЯЗЫК ДО КИЕВА ДОВЕДЁТ

Не знаю, совпала ли хотя бы часть моего пути от Мари-Ошаева до Тараканова с траекторией некогда проделанного Максимом пути, но шла я туда, как и он, наугад. Знала лишь со слов знакомой, что двигаться надо по берегу пруда, потом перейти запруду – и в лес, а там тропинка приведёт в деревню. Всё бы ничего, но где пруд в Мари-Ошаеве, я не знала. Да и перспектива «и в лес» не казалась мне особо привлекательной.
Как говорится, язык до Киева доведёт, а мне надо всего-то в Тараканово! И вот я по берегу красивого пруда уже убегаю от шипящих гусей (ещё ни в одной деревне столько этих птиц – белых, серых, пёстрых – не видела!), со смехом грозя им статьёй в газете об их «беспределе» и братом-начальником милиции общественной безопасности. Сохраняя весёлое настроение, иду по полевой дороге и радуюсь, что отправилась в путь в резиновых сапогах – грязища! Тропинка от плотины на пруду действительно ведёт в берёзовую рощу, которую преодолеваю, цитируя «…а навстречу ей – серый волк». На то, что деревня где-то очень близко, указывают стожки сена и дрова. Вот небольшой поворот – и я в пункте назначения. Прямая деревенская улица с аккуратными домиками, дорога, не измятая грузовой техникой и потому поросшая мелкой травой, алеющие гроздья рябины… С кем же из жителей 21 домохозяйства доведётся познакомиться?

«НАПИШИТЕ ПРО ЗДЕШНЮЮ КРАСОТУ. И ЧТО ПРЕДСЕДАТЕЛЬ – МОЛОДЕЦ»

У одного из домов сметает в кучу опавший берёзовый лист пожилая женщина, показавшаяся мне знакомой. Поздоровались, заговорили, моей собеседницей оказывается П.Ф. Изергина.
– Пелагея Фёдоровна, фотография Ваша и Ваших подруг нынче в «районке» на первой полосе была, – начинаю вспоминать я.
– Да, когда ещё снег лежал, нас фотографировали после вручения медалей к юбилею Победы, – подтверждает женщина. – Идём мы, на груди медали, а в руках палки, чтобы крепче на ногах стоять (смеётся). Хорошо, что правительство помнит, как мы в тяжёлое время работали, не обижают ни пенсией, ни вниманием. А война-то, знаешь, это какой страх, я её часто вспоминаю, а зимой ночи длинные будут, так опять всю жизнь не раз представлю!
Пелагея Фёдоровна родом из д. Пекшиково. Когда началась Великая Отечественная, ей было лишь 11 лет. Отец ушёл на фронт и сложил голову, защищая Ленинград. Четверым ребятишкам, как и их сверстникам, довелось рано познать нелёгкий деревенский труд. С 13 лет Пелагея ходила на колхозные работы. Маленькая ростом, хрупкая, вечно голодная девчушка трудилась по наряду на сенокосе, пахала на лошадях... «Реву от тяжести да работаю, поем листочков каких да травинок, как животное, да опять работаю», – вспоминает.
В Тараканово приехала жить, выйдя замуж за местного парня. Работы тогда в деревне было много: фермы стояли на краю деревни, довелось и телятницей, и дояркой на них потрудиться. Тараканово давно стало женщине родным – здесь большая часть жизни прошла, пятеро детей выросли (один из сыновей живёт теперь с матерью), домик свой есть, огород.
– Я уже не всю работу, как раньше, по дому могу делать, но грядки сажу, козу держала, правда, кормилица моя нынче захворала и пропала, так теперь думаю, может, другую купить? Со своим-то молочком лучше жить, – говорит женщина. – В магазин сама стараюсь ходить. Возьму палочку да иду тихонько по лугам по знакомым тропинкам.
Про заветные тропинки рассказал и В.Ф. Шаманаев. Он, указывая на мои грязные сапоги, отметил, что местные жители по дороге, по которой шла я, ходят редко. Через речку они обычно перебираются против своих домов, многие построили для этого мостики. А дальше до центральной усадьбы хозяйства – по лугам. Узнав о цели моего визита в деревню, Вячеслав Фёдорович сказал:
– Интересная работа у вас, корреспондентов: всё куда-то идёте да едете, спрашиваете да пишете! А я «районку» всегда внимательно читаю. Первым делом сельхозсводку смотрю (кстати, это Вы ведь про колхозы-то пишете!), сравниваю, как выглядит «Ошаевский» на фоне других хозяйств. Радует, что не хуже! Ластинцы молодцы – так надои увеличили! Значит, хорошо и животноводы, и пастухи потрудились. Я много лет пастухом, скотником проработал, знаю, как много зависит от того, что коровы вовремя накормлены, напоены.
Про Тараканово немало могу рассказать, хотя родом я из Яранского района. Но приехал сюда, на родину жены Александры Васильевны, более тридцати лет назад, сам дом выстроил. Хозяйки-то моей сегодня нет дома – уехала к дочке Людмиле в Пижанку, а то бы и она кое-что о деревне вспомнила. А я так скажу: без войны нарушается деревня, народу в ней всё меньше и меньше, большая часть – люди пенсионного возраста.
Поведал мне мужчина о местной речке, которую до сих пор народ называет Вюленер, что в переводе означает Кобыла-река. Ещё про то, что стадо деревенское совсем маленьким стало (четыре коровы). Шаманаевы тоже в прошлом году от того, чтобы корову держать, отказались, теперь на подворье лишь овцы. Поговорили мы с мужчиной о многом: о количестве оружия на планете («страшно, что создано оно не зверей убивать, а людей»), что в Яранском районе сельхозпредприятий осталось мало, о том, что плохо нынче уродилась картошка («придётся рожков больше в суп класть») и отава, а вот рябины много («прилетят снегири – будет им лакомство»). На прощание он пожелал мне удачи и попросил: «Напишите обязательно про здешнюю красоту. И что председатель Семёнов – молодец».

ШУБИНЫ, ИЗЕРГИНЫ, УНЖЕНИНЫ –

это самые распространённые фамилии местных жителей. А вот Тараканова, как ни странно, из 59 жителей только одна – пенсионерка Надежда Степановна.
Из Шубиных мне удалось познакомиться с очень приветливыми супругами Алевтиной Степановной и Николаем Петровичем, в доме которых я согрелась и в прямом смысле, и душевно. Хозяин – коренной житель Тараканова. От него я узнала, что в деревне были в своё время и конюшня, и птицеферма, и овчарня, и кузница. А народу сколько было: семьи большие – во многих по 7-8 детей (а теперь из всей деревни лишь двое ребятишек в школу бегают). Выходили все вместе и на работу, и на праздник. Особо отмечали в деревне Девятую пятницу: с утра шли или ехали на базар в Пижанку (это по лугам напрямик недалеко – всего километра четыре), а потом отправлялись в гости к родне, соседям. Звучали песни, играла гармонь. Кстати, и сам Николай Петрович – гармонист, что, безусловно, помогло ему завоевать в своё время сердце приехавшей в деревню учительницы Алевтины Степановны.
– Я приехала сюда в 1966 году, – рассказала А.С. Шубина. – Работала я в Мари-Ошаеве, а вот жить стала в Тараканово у подруги. Тому, что народу было много, такое подтверждение: в восьмилетней школе тогда обучалось 387 учеников, были параллели классов!
Николай Петрович трудился в «Ошаевском» механизатором, много сезонов был комбайнером. Теперь часто вспоминает свою «Ниву» и всегда интересуется, какая техника занята на уборке урожая в хозяйствах района. А Алевтина Степановна 25 лет проработала учителем начальных классов, затем два года библиотекарем и девять лет директором Областного центра марийской культуры. Супруги Шубины воспитали четверых детей, сейчас у любящих бабушки и дедушки шестеро внуков.
Встретила я в Тараканове и свою однофамилицу – Христолюбову Лидию Ивановну. Она хлопотала в огороде. Как оказалось, родом женщина из Нового Починка, но в этой деревне живёт с супругом Василием Александровичем около тридцати лет. На вопрос, почему выбрали местом жительства Тараканово, а не Мари-Ошаево, ответила:
– В Мари-Ошаеве скот на пастбище далеко надо провожать, а здесь всё под руками, всё близко. Правда, мы нынче корову сдали. Очень жалко было, но так решили с мужем. Он работает в СПК механизатором, летом с утра до позднего вечера на работе, мне всё одной приходилось по хозяйству управляться (я уже на заслуженном отдыхе, до этого четверть века была оператором машинного доения коров), сыновья Сергей и Алексей живут отдельно. В душе всё ещё остаюсь дояркой: например, получу «Сельские вести» и сразу смотрю, есть ли сводка по молоку, кто и сколько надоил, какое хозяйство в лидерах.
Молодым семьям я бы советовала приезжать жить в Тараканово: раздолье, нет шума, изобилия транспорта. Может, ребятишкам не близко в школу бегать, так хуже-то только весной бывает, а зимой теперь городское поселение организует расчистку дорог от снега, можно возить детей.
Вместе с подошедшей бригадиром З.И. Гусевой Лидия Ивановна подсчитали, сколько человек из числа рабочих СПК живут в настоящее время в деревне. Оказалось, всего четверо. Стареет деревня.

ДЕРЕВНЯ ХУДОЖНИКОВ

Для себя в деревне я открыла интересный факт: в Тараканове живут три художника. Одного я знаю хорошо – Владимир Васильевич Унженин, директор школы. Пейзажи другого, Николая Даниловича Шубина, как оказалось, украшают мою квартиру. А вот в рабочем кабинете на стене пейзаж руки ещё одного жителя деревни – Вячеслава Петровича Христолюбова. Мне удалось познакомиться с Вячеславом Петровичем, но вот полноценно поговорить, узнать о его творчестве не получилось из-за занятости художника. Но творческий мужчина пригласил меня ещё раз посетить деревню, и тогда он постарается ответить на мои вопросы, покажет работы. Безусловно, я встречусь с В.П. Христолюбовым, и, может быть, он поможет мне разгадать эту загадку: откуда у стольких жителей деревни талант к изобразительному искусству? Между прочим, в Марий Эл живёт уроженец Тараканово В.И. Христолюбов, также художник!
На деревню спускаются сумерки – пора отправляться в обратный путь до Мари-Ошаева, где ждёт редакционная машина. Через берёзовую рощу иду уже с фонариком, который вдруг выхватывает из темноты берёзовые жёрдочки, оставшиеся от качелей. Нет молодёжи – не нужны качели…
Уже в рабочем кабинете всматриваюсь в пейзаж В.П. Христолюбова: наверное, изображённые берёзки растут в той самой рощице. Беру в руки карандаш – а вдруг после посещения деревни художников и я что-нибудь нарисую интересное? Изображаю человека: э, нет, всё те же «запятая, рожица кривая». Что ж, буду писать, это у меня получается, надеюсь, лучше, чем рисовать. На мониторе ноутбука появляются строчки: «По тропинке от А до Я. Деревня Тараканово».

фото авторафото авторафото автора


У вас недостаточно прав для комментирования.