"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

20 ноября 2018

Там, где воздух гораздо лучше, Там, где люди куда душевней

Д. Борисёнки.Бегут дороги по земле – грунтовые, асфальтные, лесные…

На выбор предлагают мне пройти по ним в края любые.

И на этот раз выбираю я дорогу на Борисёнки – небольшую деревеньку Безводнинского сельского поселения.
«Подыши целебным нашим воздухом»
Когда жители д. Борисёнки приглашали меня как корреспондента посетить их населённый пункт, рассказ о нём вели во всех красках: воздух-то там чистый да целебный («вдохнёшь его – зарядишься энергией, будешь готова, как говорится, горы свернуть, недаром ведь никто из местных без дела и минуты не сидит»), рядом всё леса да другие деревни: Тимкино, Андреево, Антропово, Васильево, Парфёнки. А пруд-то «вот такой ширины»! Жилые домики (их девять) на деревенской улице стоят ладные, народ в них живёт душевный, дружный. Есть среди них и фельдшер, и учитель, и социальный работник, и страховой агент, и печник, и пенсионеры… В будние дни до деревни ходит школьный автобус, доставляющий в Безводное, а после занятий – домой одного первоклассника и двоих дошколят. Общего водопровода в деревне нет, но в каждом доме установлены насосы, потому с ведром на колодец уже никто не ходит.
После такого рассказа мне, конечно же, захотелось побывать в Борисёнках. К моему сожалению, с печником мы разминулись – ушёл на лыжах в лес. Не удалось повидать ребятишек и педагога Наталью Анатольевну Молодцову (уехали в своё образовательное учреждение), а также медработника Алевтину Васильевну Борисову (отбыла в райцентр по рабочим вопросам). Надеюсь, что познакомлюсь с ними в следующий приезд в эту деревню, который гостеприимные местные жители предлагали уже повторить в любое время года.
– Ты к нам приезжай 12 февраля – на День трёх святых, наш престольный праздник, – убеждала Г.В. Журавлёва. – Раньше в деревне в этот день гулянье было: звучали гармонь, песни, принимали гостей. Теперь всё скромнее, но без песен сидеть не будем, да и каждая хозяйка что-нибудь из традиционных блюд приготовит. Например, яичницу с молоком и картофелем (по-марийски – пулашкамуно): взбитое яйцо с молоком соединяют с картофелем, нарезанным мелкими кусочками, добавляют лук, солят по вкусу и ставят запекать в печь на 30–40 минут. Или жаркое из мяса птицы с луком, или запечённое внутри «чаши» из пресного теста мясо с крупой. И обязательно – ватрушки. А потом приезжай в мае, когда черёмуха будет в цвету и от природной красоты да цветочных ароматов дух захватывает!
А.В. Максимова.– Будем ждать в гости в июле на Прокопьев день – тогда уж угостим свежим мёдом с домашней пасеки, разными ягодами, – говорила А.В. Максимова. – А ещё приезжай, когда летом наш черёд будет бурёнку пасти (а это бывает раза два в месяц, так как коров-то уже в наших деревеньках, Борисёнках, Антропове, Васильеве и Парфёнках, немного, а овец народ на пастбища гоняет мало), посмотришь, какие вокруг просторы. Посидим на траве под ласковым солнышком, отдохнём от суеты, может, и споём.
– И берите с собой удочки. Пока с народом общаешься, водитель на пруду рыбы наловит: летом и осенью – щук и линьков, зимой – окуней да сороги, – советовала ставшая моим экскурсоводом по деревне Л.В. Борисова, чей дом стоит на берегу этого самого водоёма.
«Мы ж деревенские»
Сёстры Апполинария Васильевна и Галина Васильевна – уроженки этой деревни. И фамилию в девичестве они носили местную – Борисовы. Семья, в которой сёстры появились на свет, была многодетной, родители трудились в колхозе. И Апполинария, окончив пять классов, стала ходить на колхозные работы.
– Было у меня огромное желание помочь отцу и маме семью содержать, – вспоминает женщина. – Поначалу я была рядовой, а в 14 лет пошла в доярки – сама напросилась, хотя и отец был против (жалел). Заведующий спросил: «На ферме ведь очень трудно, стерпишь ли?» А я ему: «Стерплю!» Всю жизнь и терпела. Восемь лет доила в Антропове, в группе было по 12-13 бурёнок, а ещё за быком ухаживала. Дойку тогда проводили в вёдра вручную по три раза в день, молоко во фляги сливали, которые сами же и таскали, и грузили на телеги. Наравне со взрослыми животноводами косила зелёную подкормку для коров, возила на лошади, раздавала, сено на носилках перетаскивала, навоз убирала… Самой сейчас дивно, что у девчушки-невелички было столько сил, а теперь они уходят куда-то понемногу. Потом я перешла на откормочный телятник, на нём до выхода на заслуженный отдых и трудилась.
Я всегда в «районке» читаю про доярок, телятниц, результаты их работы. Если в каком хозяйстве животноводческий объект новый откроется или отремонтируется – искренне радуюсь: живёт колхоз. «Эх, вот бы денёк на новой ферме поработать!» – говорю мужу. А он: «Не надоела что ли она тебе за жизнь?» Супруг-то тоже часть стажа в животноводстве выработал.
Анатолий Кириллович родом из д. Семеево. В молодые годы он уезжал на несколько лет в Марий Эл. А потом в родные места потянуло, где и встретил свою «половинку» – Апполинарию. Жить стали в Борисёнках, он пошёл в аппаратчики на кирпичный завод в «Земледельце».
– Кирпич мы хороший делали, крепкий, – рассказывает А.К. Максимов. – На складе он редко в большом количестве хранился – раскупали, большие партии заказывали. Понять простому человеку сложно, отчего производство потом стало невыгодным, завод закрылся. Стал я тогда на ферме в Антропове и слесарем, и кочегаром. Ранним утром вместе с супругой на работу бежали, в течение дня старался ей помогать в уходе за животными, и она пыталась в чём-то моё дело облегчить. Помню один из своих юбилейных дней рождения: столы накрыты, гостей полный дом, а на ферме водопровод перехватило крепким февральским морозом. Я сам домой не пошёл, пока паяльными лампами да факелами трубы не отогрели, и жена рядом была.
Как-то всё мы успевали: троих детей вырастили – Валерия, Наталью и Веру, всегда хозяйство вели немалое (например, в середине трудных 90-х, чтобы иметь средства на строительство прируба к дому, держали много скота – трёх коров, быка, двух тёлочек, четырёх поросят, двенадцать овец и пчёл!).
– Ходуном ходили, то есть были постоянно в движении, – подводит итог Апполинария Васильевна, – бывало, на бегу ели – некогда присесть. Многие в деревнях так жили. Но признаюсь, я старалась найти время (хоть изредка, хоть за счёт сна – до двух ночи порой сидела) для любимого занятия – вышивания.
Женщина показывает мне прекрасные марийские платья, запоны (фартуки), платки с вышивкой гладью, а некоторые – крестиком, отделанный яркой тесьмой шовыр (накидку из белой ткани с длинными рукавами). Оказывается, что и сшила все эти вещи она сама, мастерски обращаться с тканью, нитками и иголкой научилась когда-то у своей мамы.
Рассматриваю яркие узоры, аккуратную плиссировку и замысловато сложенную тесьму, отделку из кружева, вывязанного крючком, ровные швы… Это сколько же часов надо просидеть с иголкой в руках, кропотливо, с любовью выполняя стежок за стежком, создавая петельку за петелькой!
– Часть платьев – мои, другие сшиты для дочерей, которые в них выступали в ансамбле «Ужара» Безводнинского Дома культуры, – поясняет мастерица. – Дочки тоже вышивать умеют, но делают это нечасто. Я платья, что поновее, надеваю на праздники, а старые – в летние жаркие дни на работу в огороде: к светлой ткани солнце меньше припекает, свободный покрой не мешает двигаться. А яркая вышивка всегда глаз радует!
Г.В. Журавлёва.В душе зажигает огонь гармонь
– И мне сестра сшила платье, – показывает наряд Галина Васильевна, – я его берегу и одеваю по праздничным дням. Ваш приход в мой дом – тоже праздник, потому я сейчас приоденусь.
На пару минут она удаляется из комнаты и возвращается уже в марийском платье и… с гармонью. Играть на ней Г.В. Журавлёва училась у брата, а «персональный» инструмент подарил дядя. Пальцы женщины легко пробегают по перламутровым кнопочкам, словно проверяя, не запала ли какая-то из них. Затем Галина Васильевна ударяет по ним, ритмично растягивая и сдвигая меха инструмента, – и дом заполняет задорный наигрыш и не менее задорные частушки, под которые непроизвольно начинаю притопывать:
У меня в кармане розы
Расцвели букетами,
Не скажу, какой парнишка
Угощал конфетами!

Потом приходит очередь лирических песен, которые Галина Васильевна и Апполинария Васильевна исполняют дуэтом по-марийски, между куплетами давая краткий перевод: «Это про непростую жизнь, про работу».
– А мы ведь раньше в Андреевском клубе участвовали в самодеятельности: пели по-марийски, по-русски, в постановках участвовали, – вспоминает младшая из сестёр. – Жаль, закрыт давно клуб, а то бы мы ансамбль собрали и не поддались «Бурановским бабушкам»!
Петь я люблю, хорошая песня меня всегда от тяжёлых мыслей отвлекала. Как и сестра, я подростком начала в колхозе работать, с юных лет умела косить, стога метать, многие годы трудилась животноводом (была дояркой, телятницей). Замуж вышла в д. Тимкино – это же рядом, как мы говорим, через мост от родительского порога. Родились двое сыновей, мы с мужем работали, жизнь шла полным ходом. А потом – внезапная смерть супруга и я в 31 год стала вдовой. Долго же потом мне не пелось, а сколько было слёз пролито – знают лишь тёмная ночь да моя подушка. Хорошо, что мы – все сёстры и братья – очень дружные, родные меня поддерживали, как могли, с хозяйством помогали. Из Тимкина я с детьми перебралась в Борисёнки, в родительский дом: он на то время пустовал. Отремонтировала и живу в нём до сих пор. Сыновья Эдуард и Валентин уже давно самостоятельными стали, на родине не живут, но приезжают сюда. Я люблю, когда дом полон народу.
Молочко для Котика
Как я узнала, за продуктами жители деревни ходят в магазин, расположен ный, как и ФАП, в соседнем Андрееве. Хлеб чаще покупают, но в каждом доме хоть изредка да пекут. Молоко можно купить как в торговой точке, так и у владелиц бурёнок. Одна из пяти таких хозяек, кто подворье без коровы не представляет, – Людмила Валерьяновна Борисова. В Борисёнках, на родине мужа Николая Леонидовича, женщина живёт уже 25 лет. Здесь в семье появились на свет и выросли дочки Ирина и Елена, здесь при существовании колхоза супруг был водителем (а теперь в другие регионы на заработки ездит). Сама за эти годы в колхозном детском саду д. Андреево поработала, когда его не стало – в начальной школе д. Безруково, которой уже несколько лет тоже нет. С 2003 года Людмила Валерьяновна является социальным работником.
Для неё радость, когда вся семья в сборе. В центре внимания бывает, конечно же, сын Елены, подвижный и общительный малыш Костя. «Наш Котик», – ласково называют его бабушка и дедушка и сходятся во мнении, что только из-за того, чтобы внук получал домашние вкусные молочные продукты, надо корову держать!
Идём мы с Людмилой Валерьяновной по деревне, женщина особенности местного житья-бытья рассказывает. Например, про то, что день сегодня для деревни очень «активный»: кроме корреспондента, в Борисёнки почтальон Маргарита Леонидовна Журавлёва придёт, с утра на пруду рыбак из Андреева был, лесовоз кому-то дрова длинномером доставил, а ещё по графику машина газовой службы приедет. А я карандашом в блокнот стараюсь рассказ записать, а ещё местные красоты на фотокамеру снять. Например, то место, где деревня леском, словно тугим поясом, перехвачена. Или где пруд, исчерченный линиями-лыжнями, разделяет Борисёнки и Васильево.
З.Т. Парфёнова.«Да как же я без стен родных?»
Зоя Тимофеевна Парфёнова – ещё одна коренная жительница деревни. В её светлом доме, где немало комнатных цветов, мы рассматриваем семейные фотографии. Шестеро детей, одиннадцать внуков, четверо правнуков – почти все они есть на снимках.
– Родные меня не забывают, часто навещают. Приедут – по хозяйству всё справят, – говорит женщина. – Со дня на день Фису жду, она порядок к празднику Трёх святых поможет навести. Сноха Ирина продукты принесёт, я выпечку хочу сделать – на престольный праздник будет чем гостей угощать.
Многое по дому Зоя Тимофеевна делает сама. Призналась, что и снег со двора самостоятельно убирает: дети говорят, чтобы снег не кидала, берегла себя, а она после метели пораньше утром встанет, маленькой лопатой да метёлкой всё вычистит, лёд на тротуарах топориком иссечёт, чтобы ноги не катились. Пожилым людям ведь тоже надо двигаться. А потом посидит за вязанием, отдохнёт.
Зоя Тимофеевна показывает маленькие шерстяные носочки – это для недавно появившегося на свет внука связала. И желание высказывает: вот бы завести кроликов, какие раньше в клетке жили, чтобы малышам тёплые мягкие вещи с пуховой ниткой вязать.
– В деревне раньше народ был приучен со скотиной жить. Тогда удивляло, что кто-то корову не держал, сейчас же наоборот, – рассуждает женщина. – Я тоже дожила до такой поры, что из живности в хозяйстве кошечки да собака. А ещё – что никуда мне спешить не надо, ночи можно спокойно бы спать, да куда-то сон подевался. Лежу, бывает, вспоминаю, как всю жизнь в колхозе проработала, как трудно пришлось, когда тридцать лет назад овдовела, ведь дети не были устроены, младший сын ещё в школу не ходил. Тогда ночи бодрствовала не из-за бессонницы, а потому что стирала да хлеб пекла для семьи.
Также в ночной тишине в голове прокручиваю приглашения детей переехать к кому-то из них. И пока каждый раз себя спрашиваю и сама отвечаю: «Как же я без стен родных жить буду? Неужели мой огород бурьяном затянет? Нет, пока из этого дома ни ногой». Сейчас уже планирую, как грядки садить буду. Нынче я, наверное, без своей помидорной рассады останусь – землю с осени не приготовила, забыла. Дочь мне обещала к времени высадки свои растения привезти. Привезёт, конечно. Но из головы не выходит: неужели я – не посею помидоры?
Уже в машине, держащей путь в Пижанку, просматриваю сделанные снимки: получилось запечатлеть природу, дома, а главное – жителей, разных по возрасту, по характеру, имеющих разные увлечения, желания, мнения… Но объединённых уверенностью, что маленькая деревенька Борисёнки – лучшее место для настоящей жизни: ведь там воздух гораздо лучше, ведь там люди куда душевней.
Е. ХРИСТОЛЮБОВА.


У вас недостаточно прав для комментирования.