"Сельские вести" - Общественно-политическая газета Пижанского района

Возрастное ограничение 16+

14 декабря 2018

Быль как небылица

На страницах нашей газеты мы познакомили вас, уважаемые читатели, с нашей землячкой, творческой личностью А.Г. Лобановой, проживающей в Колянуре. Из разговора с Алевтиной Григорьевной я узнала, что её муж тоже личность неординарная.  
Анатолий Александрович родился в д. Смышляево Пижанского района. В 14 лет остался в доме за хозяина, так как отец умер, в семье осталось четверо детей, младшему брату было шесть лет. После окончания 8 классов и начал «пахать». Какая там учёба, особенно за пределами района.
«Вот так и не увидела, и не услышала страна великого юмориста, с хорошим голосом и слухом, с гибкой пластикой, – рассказывает Алевтина Григорьевна. – Талантлив до чёртиков. За тридцать пять лет совместной жизни я не припомню случая, чтобы он сел в лужу. Всегда выходит сухим из воды. Так перевернёт невыгодную ему ситуацию, что в дураках остаются без вины виноватые. Про Анатолия говорят, что известный литературный герой М. Шолохова дед Щукарь рядом не стоял. Если наши эстрадные юмористы выступают по готовым текстам, отрабатывают номер, чтобы развлечь публику, то Лобанову ничего подобного не нужно. У него идеи и выдумки рождаются на ходу и тут же им забываются, никогда не повторяются. Причём сам шутник всегда серьёзен. На него никто не обижается, знают его характер. К тому же шутки не влекут за собой никаких ни моральных, ни материальных потерь, а только настроение поднимают. Но иногда негативный поступок подденет так тонко, что умный человек сразу делает соответствующие выводы».
Алевтина Григорьевна записала интересные случаи из его жизни, чаще они похожи на небылицы. Тем не менее – все эти реальные истории происходили и происходят в Колянуре.

Диковинные цветы

Муж работал комплексным бригадиром. В его ведении были и фермы-телятники, и поля, и луга. Вот как-то осенью по пути на работу набрал и налужбил семян репья, которого по берегу Немдежа растёт видимо-невидимо. Много набрал, целую горсть. Они такие крупные, чистые, ядрёные, семечко к семечку. Завернул в бумажку, положил в нагрудный карман и пошёл на телятник. Женщины как раз собрались в теплушке, переодевались. Там, доставая тетрадь с нарядами, будто случайно выронил свёрток с семенами. Женщины увидели, подняли свёрток и передают бригадиру:
– Толя, ты что-то выронил.
– Да это девки из конторы дали редкостные семена диковинных цветов. Говорят, что таких ни у кого ещё в Колянуре нет. Они откуда-то их выписали. Вот несу домой, жена у меня, сами знаете, очень любит цветы, подарок ей на день рождения сделаю.
Телятницы пристали: дай да дай, хоть немного. Особенно настойчиво просили две из них – Нина да Анна. Анатолий с таким выражением лица, будто делает одолжение, согласился поделиться с ними семенами:
– Знаю, Анна, что ты любишь разводить цветы, так уж и быть, дам тебе побольше. Да и сам я мимо тебя хожу, погляжу на красоту, что за диковинные цветы ты вырастишь.
– А как их садить-то, Толя?
– Очень просто: подготовь почву получше, перегноя побольше, удобрений там всяких, они лучше будут расти. Ну, конечно, поливать их не забывай, рыхлить, если хочешь получить хороший урожай.
Наступила весна. Как агитатор я каждую неделю ходила на ферму мимо Анниного дома. Несколько раз обращала внимание на палисадник – почему у неё нынче нет там никаких цветов?! Одни лопухи. Такие широкие, раскидистые, по всей площади, сплошняком. Мужу об этом несколько раз говорила, но он не придавал значения моим словам, пожимал плечами: забыл про свой «подарок».
А у Анны Ивановны всегда росли прекрасные георгины, рано зацветали, так как она их высаживала уже большими. В тот год в палисаднике не было ни одного куста. Так странно.
Вскоре пришёл муж с работы и передал свой диалог с Анной: «Встретил Анну. Она меня спрашивала, почему у неё не всходят цветы.
– Какие цветы?
– Как какие? Которые ты мне осенью дал.
Тут только и вспомнил про этот случай, но виду не подал и спрашиваю:
– Как ты их, Анна, садила? Наверное, нарушила технологию.
– Да как ты сказал, так и сделала. Ещё осенью всю землю перекопала, с хозяином навозу туда натаскали. Весной семена замочила и посадила.
– Вот тут твоя первая наигрубейшая ошибка: кто же замачивает репей? Анна, он и так прекрасно растёт.
– Какой репей?! Причём тут репей?! Хотя именно репей и взошёл по всему палисаднику. Так ты семена репья что ли мне дал?!
– Анна, ну кто же что хорошее просто так отдаст, ты сама посуди?»
Женщина в избытке чувств «обласкала» бригадира заслуженными словами, но опять же простила, зная его юморные повадки. Всё равно на душе было нехорошо. Саднило. Увидела меня в магазине и говорит:
– Григорьевна, я хоть тебе на Анатолия пожалуюсь. Чего ведь, леший, учудил. Я теперь хоть что делать-то буду? Где цветов-то возьму? Георгины все в огород посадила, хоть и места там мало. Освободила место под Толины диковинные цветы. Знаю ведь его, знаю, а всё равно клюнула. Для кого они там растут, кто их видит? Пересаживать-то поздно – не приживутся, большие уже. Вот ведь какой, ну-ка, провёл меня, как школьницу. И как эти лопухи теперь выводить, они стеной растут под окошком. Меня все дома ругают, смеются. Чтоб я хоть раз ещё ему поверила, паразиту такому!




У вас недостаточно прав для комментирования.